Наследие проф. Ф.В.Кондратьева

Интервью порталу "Переправа"

Савенко под крышей Подрабинека. Актуальное интервью проф. Ф. Кондратьева

В научной, да и в общественной среде вновь возник ажиотаж вокруг «карательной» психиатрии. Причиной явилось разоблачительное послание проф. Ф.В. Кондратьева на сайт Российского общества психиатров (РОП) с названием «Ю. Савенко – хулитель отечественной психиатрии». Это послание было спровоцировано многочисленными выступлениями председателя Независимой психиатрической ассоциации Савенко в СМИ об очередном злоупотреблении психиатрии, на этот раз по делу М.Косенко, «болотному бунтарю». На защиту Савенко выступил не менее активный хулитель российской психиатрии А. Подрабинек, написавшие в интернет-газету «Грани» свои обвинения Ф. Кондратьева, образно сравнив его с фекалиями. Все это дало повод проследить дальнейшее развитие событий.

Переправа: Федор Викторович, Вас можно поздравить, интернет-газета «Грани» возвестила, что в мире психиатрической науки появился новый симптом – «симптом Кондратьева» - так она озаглавила статью А. Подрабинека, читали ли Вы её, как Вы к этому относитесь?

Ф.В. Кондратьев: хоть я такие газеты не читаю – брезгаю, но эту статью прочитал: всё же появился симптом моего имени. Читал я с удовольствием и с интересом, я чувствовал себя как в цирке, ну какой же номер выкинет в очередном абзаце клоун. Я знаю этого клоуна по его другим выкрутасам на таких же как «Грани» подмостках. Нисколько не удивился, поскольку сам Савенко, который не осмелился защищать свою позицию в профессиональной дискуссии по экспертизе «болотника» М. Косенко, не осмелился выступить и сейчас, послав на дискуссию со мной своего вице-президента, но тот оказался несостоятельным. Пришлось проситься под «крышу» к Подрабинеку – он мастер пачкать грязью оппонентов. Отвечать мне Подрабинеку в СМИ было бы недостойно, пусть он ответит суду в связи с моим иском о защите моей чести, достоинства и деловой репутации согласно ст. 152 ГК РФ.

Переправа: все интересующиеся могут ознакомиться с Вашим текстом о Савенко, который Вы распространили на сайте Российского общества психиатров и прочитать статью Подрабинека о «Симптоме Кондратьева». А что было в дискуссионном «зале» РОП, который открыт только для специалистов? Расскажите.

Ф.В.К.: По мнению участников дискуссии, было много интересного. Интересно, но иногда и страшно, было и мне. Вот сейчас мы удивляемся, откуда на Украине взялись фашисты – ясно, от целенаправленной односторонней пропаганды, тоже и в отношении «массового психиатрического террора в СССР»: клеветническая антипсихиатрическая пропаганда активно у нас велась без какого-либо отпора, прежнее руководство РОП во главе с проф. В.Н. Красновым молчало и даже сотрудничало с Савенко. Вот и появились у нас психиатрические «майданчики».

Переправа: А всё таки, какого спектра были вопросы?

Ф.В.К.: В дискуссии звучали вопросы, многие из которых показывают, что их авторы воспринимают за априорную истину дезинформацию распространяемую НПА. Так, доктор из Белоруссии убежден, что профессора-психиатры Лунц, Морозов, Снежневский («главные психиатры-террористы») были полковниками КГБ (эту дезинформацию доктор наверно получил и из книг генерала П. Григоренко, который, находясь на экспертизе в Институте им. Сербского, «видел», что Лунц ходил на работу в форме полковника-гебиста). Пришлось ответственно заверять, что никто из указанных профессоров никогда полковниками КГБ не были (и вообще не служили в КГБ), они демобилизовались по окончании ВОВ в звании майоров медицинской службы. Я авторам таких вопросов рекомендовал быть более разборчивым в выборе информации, но убеждение в гебизме советской психиатрии постоянно закрепляет Савенко.

Переправа: В какой атмосфере проходила дискуссия, как коллеги отнеслись к самому факту появления вашего разоблачительного текста на сайте РОП?

Ф.В.К.: В начале дискуссии меня спрашивали, зачем я пишу в стиле холодной войны – она, мол, давно кончилась. Отвечал, посмотрите на Майдан, на угрозы США, на наши СМИ типа «Дождя», на такие интернет-газеты как «Грани» и, увы, ещё на ряд других. А откуда так много «либераликов» в поп-интернет сети? Для некоторых диспутантов моя информация оказалась шоковой. На упреки, что я пишу в изобличительном стиле, я согласился и объяснил, что был вынужден: нас, российских психиатров, Савенко все время изображает как карателей и нельзя молчать – молчание знак согласия. Вот и получилось, что клевета на нас стала восприниматься как правда не только в гражданском обществе, но и в профессиональном. Виноваты мы, руководство РОП и члены РОП, которые знали правду и молчали, давая себя поливать грязью. Я же не применял, как Подрабинек грязные эпитеты, а лишь представил информацию к размышлению (факты, документы, свидетельства, другие реалии) и остерегал от принятия савенковского хуления на нас за истину.

Переправа: Какие же основные положения Вы хотели донести до членов РОП?

Ф.В.К.: Я призывал коллег к защите чести и достоинства свой профессии от хуления, я говорил, что защита от этого хуления необходима и для защиты интересов наших больных (снижение доверия больных к врачам только вредит лечению). Я давал информацию о том, как и почему возникла деятельность НПА. Призывал задуматься, как это, группка психиатров, не имеющая какого-либо научного имиджа, ничем себя не обозначившая, кроме как выступлениями против официальной психиатрии, абсолютно не известных в широкой психиатрической среде, «вдруг» стала членом Всемирной психиатрической ассоциации, по существу изгнав из нее Всесоюзную ассоциацию, да при этом откуда-то стала получать внушительные инвестиции для своей деятельности. Я дал коллегам информацию к размышлению: сопоставить обвинения в «тоталитарном психиатрическом терроре» в наше стране, о «переполнении» Института им. Сербского бедными диссидентами, ожидающими клеймения диагнозом шизофрении – с тем, что было в действительности. В частности, в Институте им. Сербского за 25 лет со всей территории СССР на экспертизу по «политическим» статьям было направлено всего 370 человек: в среднем 15 человек в год! Это только направленных, а далеко не все из них были признаны больными! А во всех (всех!) больницах специального типа на принудительном лечении одновременно находилось 2-3 десятка «политических» больных. Разве клевета не очевидна? А такая клевета была нужна и остается нужной только нашим противникам по холодной войне. А Савенко всё давит, что мы, мол, каратели. Ну, сколько можно терпеть!?

Переправа: как известно, Савенко утверждал, что наша психиатрия «репрессировала» не только диссидентов, но и исповедующих нетрадиционные религии. Как быть с этим?

Ф.В.К.: Нельзя игнорировать и тот факт, что Савенко своей клеветой о психиатрическом подавлении в России свободы совести поставил страну перед риском введения против неё экономических санкций (право на введение таких санкций есть у Президента США). Я показал коллегам, что, если бы его обращение к ВПА о «широкомасштабном и не ослабевающем до настоящего времени очередном использовании психиатрии в немедицинских целях» было принято, то мы вновь жили бы в стране, которую мировое сообщество называло бы «страной психиатрического террора» и такой имидж закрепился бы в истории отечественной психиатрии. Я предупреждал, что так будет, если мы не будем противостоять клевете. Затормозили отповедь клевете о «массовом психиатрическом терроре» в отношении диссидентов, так оно и опорочило историю отечественной психиатрии, хотя ни о какой «массовости» речи просто идти не могло. Отвечая на клевету о принудительном психиатрическом лечении за религиозность, я напомнил, что не раз просил «независимых» назвать мне хоть одного психически здорового человека, которого бы за его религиозные убеждения психиатры поместили на принудительное лечение – эти обвинения продолжаются, но ни одного подтверждения нет. Ну, что? Так и будем принимать плевки в наше лицо за божью росу?

Переправа: Федор Викторович, Вы давно имеете аргументированное мнение о личности Савенко и о целях его деятельности, что же сейчас Вас заставило вновь сесть за ноутбук?

Ф.В.К.: Взяться за данную публикацию в РОП меня заставил очередной плевок Савенко в лицо российской психиатрии. Как иначе можно расценить его «Заключение специалиста-психиатра на заключение комиссии судебно-психиатрических экспертов» на Михаила Косенко? Экспертизу российских психиатров он представляет под названием «Политическое использование психиатрии воскресло» и показывает её никак иначе как «желание угодить следствию за счет судьбы больного человека». Я в тексте, размещенном РОП, показал, что это заключение дается в форме и с лексикой, уничижающей российских психиатров. Не место в общедоступном интернате обсуждать профессиональные тонкости данной экспертизы, на сайте же РОП для специалистов показано, что правильность экспертных решений Центра им. Сербского была подтверждена.

Переправа: А как отреагировал сам Ю.С. Савенко на появление вашего текста на сайте РОП?

Ф.В.К.: От обсуждения моего текста, также как от прямого профессионального обсуждения экспертизы М. Косенко, Ю. Савенко, конечно, уклонился, но прислал в РОП письмо, в котором заявил, что будет «продолжать бороться и за судьбу Михаила Косенко, и за деполитизацию судебной психиатрии в нашей стране." На это председатель этической комиссии РОП проф. Е.В. Снедков резонно ответил: «Однако бороться за деполитизацию г-на Савенко в нашей стране совершенно бесполезно». Видимо, боясь правды, обличающей его политизацию, Савенко и пополз под крышу Подрабинека.

Переправа: были ли другие диспутанты, согласные с такой оценкой Савенко?

Ф.В.К.: Да, конечно. Привожу дословное высказывание председателя правления Адыгейского республиканского (регионального) общества психиатров Д. Исаева: «Позиция гр-на Савенко Ю.С., его выступления, статьи на первый взгляд смелы, почти революционны, демократичны, и преследуют благие цели. Но ... !!! На всём этом имеется серьёзный спекулятивный, демагогический налёт. А иногда напоминает и позицию "преследуемого преследователя". Очень выгодная позиция, всех критиковать, при этом, не неся ответственности ни за что. Это и есть "критиканство". Не верю я господину Савенко Ю.С. Уж извиняйте!».

Другой пример, доктор мед наук В. Пашковский пишет: «Создается впечатление, что Савенко родился на сессии ВАСХНИЛ 1948 г, а научился разговаривать на павловской сессии 1951г. Сравните. Не согласен Савенко с заключением профессора А.Г. Софронова – и сразу удар по черепу: «по большому счету – это монументальный камуфляж, скрывающий существо дела, по отношению к которому все прочее – только приложение», не согласен Савенко с мнением ряда психиатров о пагубном влиянии тоталитарных сект на психическое здоровье – сразу окрик: «Уровень антикультистской аргументации профессоров Ф.В. Кондратьева, Ю.И. Полищука, затем П.И. Сидорова – очевидный признак упадка отечественной психиатрии». «Большевистский пыл Савенко не удерживает его даже от того, чтобы не лягнуть гениальных ученых» . . ., «Не думаю, что Савенко является агентом ЦРУ, но если это так, то не завидую я его директору. Агенты ЦРУ работают тоньше».

Переправа: Вас спрашивали о конечной цели Вашего послания и дискуссии?

Ф.В.К.: Да, конечно. Максимальное желание: решение нашего психиатрического сообщества, в котором бы было осуждение г-на Савенко и НПА за порочащую отечественную психиатрию деятельность, чтобы клевета ушла из нашей истории, чтобы нашелся умный и порядочный психиатр, который бы написал диссертацию, отделяющую зерна от плевел и показал, откуда и зачем последние росли. Цель минимум – дать желающим иметь правдивую информацию к размышлению.

Переправа: А были ли попытки защитить Савенко от Ваших обвинений?

Ф.В.К. Да, Савенко сначала пытался спрятаться за спиной своего вице-президента проф. Б.Н. Пивеня. Пивень сетует, что представленные мной материалы направлены не только против Ю.С. Савенко, но и самым прямым образом касаются возглавляемой им Независимой психиатрической ассоциации России (НПА). Я отвечал: Да, конечно, к тому, что делал председатель НПА, причастны и члены НПА. Я напомнил, что один из прежних вице-президентов НПА пытался показать экспертные фальсификации и финансовые проделки Савенко, прямо говорил, что "... деятельность Ю. Савенко по защите АУМ Синрикё является примером грубой политизации психиатрии и злоупотребления ею, что несовместимо с принципами Независимой психиатрической ассоциации и правозащитного движения», так его изгнали из НПА. Как же можно снять с членов НПА обвинения в клевете, если от их имени было "Открытое письмо НПА Генеральной Ассамблее ХI конгресса ВПА» об использовании психиатрии для борьбы с инаковерующими? Почему Вы не подали протест своему председателю Савенко, если с этим не согласны, а если Вы считаете, что был террор против верующих, то назовите мне хоть одного психически здорового, который попал на принудительное лечение за свою веру. Если назовете, то я извинюсь перед НПА. Если Вы согласны с недавним текстом Вашего журнала НПА под названием «Политическое использование психиатрии воскресло», в котором указывается, что российская психиатрия имеет «желание угодить следствию за счет судьбы больного человека», то и Вы как член НПА несете за это моральную ответственность.

Переправа: было ли что-то в развернувшейся дискуссии, что Вас, Федор Викторович, удручило?

Ф.В.К.: Да, к сожалению, было. Доктор мед.наук из Санкт-Петербурга Сергей Бабин написал: «Изумление и, скорее горечь, вызывает необходимость в очередной раз доказывать очевидные вещи – ангажированность отечественной психиатрии, ее использование в политических целях, ее репрессивный характер, отражающий как структуру государства и власти, так и методологические упущения самой психиатрии». Ему пришлось долго разъяснять, что советский тоталитаризм был нашей бедой, а не виной, но что и в тех условиях было много прекрасных людей, в том числе и психиатров, что и в те времена были замечательные успехи нашей психиатрии, что наши психиатры-ученые сберегли тысячи жизней своих пациентов от губительной практики операций лоботомии, придуманной, насаждаемой на Западе и идущей к нам. Да, медицинская практика и наука в советские времена жили на нищенском госфинансировании (хотя процветали медучреждения 4-го главного, «кремлевского» управления), но опять, это наша беда, а не вина. И будь у нас такое же финансирование и такое техническое обеспечение как на Западе, наши профессора никогда бы не пришли к «нейроюстиции», как это стало практиковаться у них, и сделали бы нечто действительно полезное. Да, был тоталитарный режим, страдали многие, но много было и таких, кто пытался помочь страдающим реальными делами, а не, как тогда говорили, своим «пресмыканием перед Западом». Такие безапелляционные утверждения, как у д.м.н. С. Бабина, дают основание соглашаться, что мы действительно проиграли в холодной войне – здесь Савенко победил.

Переправа: А что Вас успокоило?

Ф.В.К.: Мне, конечно, было приятно читать самый последний комментарий, который прислала Екатерина Погодина, директор московского Благотворительного Фонда помощи душевнобольным: «Хочу поблагодарить уважаемого Фёдора Викторовича Кондратьева за высказанное мнение опытнейшего врача, специалиста, и неравнодушное отношение к судьбе российской психиатрии».

Появился на сайте РОП и отклик на статью Подрабинека. Автор пишет: «Читать, конечно, неприятно. Но это очень уж крайнее мнение маргинала. Подрабинек в крайности своих ультралиберальных высказываний стоит особняком даже среди коллег правозащитников. Перманентная истерика для него обычная стилистика. Касается это психиатрии, власти, ветеранов или еще чего-то другого».

В заключение нашей беседы скажу. У меня есть чувство достоинства как гражданина России, как российского психиатра и чувство ответственности за достоинство отечественной психиатрии в целом – я их защищаю и на сегодняшний день и для истории.

Еще добавлю, послать свой текст – это моя личная инициатива. Сделанное на сайте РОП – исполнение долга перед новым поколением, кроме этого лично мне ничего не надо, я уже одной ногой под крышкой гроба и просто боюсь унести с собой ту информацию, которую дала мне жизнь. Об этой своей акции я никого, даже директора Центра им. В.П. Сербского, не предупреждал.

От Переправы: Кондратьев Фёдор Викторович — крупный российский психиатр, судебно-психиатрический эксперт высшей квалификационной категории, доктор медицинских наук, профессор, Заслуженный врач России. В центре всей его клинической, научной, учебно-методической работы всегда была шизофрения. С 1959 г. и до получения 1 гр. инвалидности в 2011 г. работал в Институте судебной психиатрии им. проф. Сербского, начиная с должности младшего научного сотрудника до главного научного сотрудника при 30-летнем руководстве судебно-психиатрическим экспертным отделением, с 1968 по 1970 гг. сочетал эту работу с должностью старшего научного сотрудника отдела психологии ВНИИФК и с 1982 по 2006 гг. профессора юридического факультета Военного университета Министерства обороны Российской Федерации. Профессором Кондратьевым была создана нашедшая широкое применение концепция многофакторного («Синдром» – «Личность» – «Ситуация») анализа и прогнозирования социального поведения психически больных. В 1996 г. проф. Кондратьев был от МЗ РФ включен в состав разработчиков Федеральной целевой программы по усилению борьбы с преступностью (фрагмент о деструктивных культах). Проведенные экспертные заключения относительно деятельности неокультового "Гуманитарного Центра Хаббарда" и Саентологической Церкви, организации "Фонд Новой Святой Руси" (Богородичный Центр), Свидетелей Иеговы имели общественный резонанс, а «агентами влияния» даже обозначались как новое использование в России «карательной психиатрии», на этот раз против свободы совести. В трудах профессора Кондратьева неизменно подчеркивается традиционный гуманизм отечественной психиатрии и при этом, владея реальным фактическим материалом, он упорно добивается снятия с отечественной психиатрии клеветнического ярлыка «карательная» и требует спокойного, предметного обсуждения этого вопроса с «независимыми» психиатрами и правозащитниками.