castle

SEKTAINFO.RU

Главная
Об авторах
Секты и культы
Секты в Туле
Новости
Документы
Библиотека
Ссылки
Контроль сознания и манипулирование

Судебная экспертиза и ее клинико-психологические основания

О деятельности внеконфессиональных образований (из главы "Судебно-психологическая экспертиза групповых преступлений")

Самым ярким и очень актуальным в настоящее время феноменом, иллюстрирующим состояние глубокой психологической зависимости является деятельность внеконфессиональных образований (куда входят и религиозные, эзотерические и теософические объединения и т.д.). Подробно эту тему изучали Ю.И.Полищук (1995), А.А.Скородумов (1996), В.С.Сафуанов. Е.В.Макушин (1995) и др. “Религиозный ренессанс”, переживаемый сейчас нашей страной, является запоздалой волной этого же явления на Западе, где это было очень актуально 20-25 лет назад. Поэтому, западные психологи, на этот же период, ранее наших смогли провести психологический анализ этого феномена, исследовать нарушения личности в культе, проанализировать способы вовлечения в секту, сформировать систему депрограммирования адептов. А.А.Скородумов (1996) считает, что такое внеконфессиональное образование является нишей для ранее дезадаптированной личности, у которой актуализируются механизмы психологической защиты. Факторы, способствующие вовлечению в культ — это психологическая предрасположенность, социальная ситуация и социальная среда. Итогом попыток личности скомпенсироваться в данной организации является усиление ее дезадаптации и даже личностное саморазрушение.

В число психологических предрасположенностей входят истероидный и шизоистероидный характерологические типы (сочетание эмоциональности со снижением уровня эмпатии; разнообразные широкие утонченные интересы и их неустойчивость; склонность к фантазированию; доминирующий психологический механизм защиты — конверсионный), сочетание повышенной тревожности и низкой самооценки, такой признак психического инфантилизма, как слабость волевых усилий и экстернальный локус контроля.

Социальная ситуация включает преимущественно философские идеи, дискутируемые в средствах массовой информации; социально-экономическое и политическое положение; идеологический кризис, переживаемый обществом.

Социальная среда включает микросоциальные характеристики. Значительную роль в этом играют общепсихологические закономерности — типичная для молодежи реакция группирования в референтные группы, выраженная реакция эмансипации, которая обычно проявляется в стремлении высвободиться из-под опеки взрослых (родителей, учителей), что зачастую происходит на фоне нонконформизма ко всему традиционному.

Считается, что уход во внеконфессиональные объединения является одной из форм аддиктивного поведения.

Следует отметить, что все ученые, занимающиеся исследованием способов вовлечения адептов в тоталитарные секты, описывают необычайную систематизированность и массивность воздействий, как на психологическом, так и на биологическом, организменном уровне:

— Прежде всего, применяются факторы физического истощения (депривация сна под видом ритуальных действий, голодание под видом религиозной диеты, длительные астенизирующие физические упражнения под предлогом достижения медитации).

— Сенсорная и информационная депривация, когда исключается информация извне любыми средствами (запрет пользоваться средствами массовой информации на фоне изоляции от привычного окружения, запрет на собственные мысли, на высказывания сомнения, на просьбы об аргументации и доказательствах).

— Направленный сенсорно-информационный перегруз, предполагающий поступление только той информации, которая санкционирована руководителями.

— Усиление или вызывание чувства страха и вины с обещанием защиты и возможности прощения.

— Широкое использование трансовых методик.

К.Джиамбалво (1995) описывает такие условия контроля над мышлением неофитов и адептов, как контроль над временем, особенно временем размышления; создание ощущения беспомощности в жизни, при этом выдача желаемых моделей поведения; манипулирование путем вознаграждений, наказаний и практических действий, чтобы подавить прежнее социальное поведение новичка; использование измененного сознания; создание плотно контролируемой системы; содержание новичков в состоянии неведения (лишение информации).

А.А.Скородумов, изучавший адептов объединения “Белого Братства” методом включенного наблюдения, пришел к выводу о способности большинства из них к самостоятельному выходу из секты.

В противоположность ему Ю.И.Полищук, лечивший адептов различных объединений такого типа, считает, что нарушения личности после определенного времени (2-4 месяца) пребывания в них высоко резистентны к медикаментозным и психотерапевтическим воздействиям.

Так же, как и предыдущий автор, он указывает на высокий образовательный ценз неофитов. Личностные нарушения, описываемые им, включают:

— отчуждение от родных и близких, затем враждебное отношение к ним, завершающееся уходом из родительского дома;

— отказ от социальных способов функционирования в виде учебы или работы;

— прекращение потребления внешней информации (отказ от телевидения, газет, книг и т.д.);

— резкое снижение уровня питания по качеству и количеству, приводящее к физическому истощению и повышенной утомляемости;

— резкое ограничение сна, также приводящее к выраженной психической астенизации

— развитие аутизации (замкнутость, потеря друзей, утрата интересов);

— глубокая аффективная вовлеченность в религиозное учение;

— появление анемии, отрешенного взгляда, холодного, бесстрастного тона, безразличного отношения к своей внешности.

...Как и предыдущий автор, Ю.И.Полищук констатирует, что пребывание во внеконфесиональных объединениях доводит до психического самоуничтожения. Разница между двумя представленными исследованиями в плане курабельности адептов объясняется принципиальными различиями в выборках, которая не нарушает, а только взаимодополняет, картину этого феномена.

Существует оригинальное исследование Ф.С.Сафуанова и Е.В.Макушина, сочетающего оба подхода (психологический и клинико-психопатологический), где основным методологическим принципом анализа является моделирования взаимодействия коделирантов (индуктора и реципиентов).

...Среди индукторов преобладают психопатологические нарушения психики, а среди реципиентов доминирующее значение имеет конституциональная почва в виде таких вариантов нормы, как психопатия и психический инфантилизм.

Основной психологический механизм формирования индуцированного бреда авторы видят в процессе идентификации в его социально-психологическом понимании, то есть как способ понимания и познания другого человека, копирования его чувств, мыслей, ценностей и действий. Стадии процесса идентификации выделяются по вовлеченности трех взаимосвязанных компонентов: когнитивного, аффективного и регуляторного (поведенческого). На первой стадии актуализируется эмоциональный блок в виде эмпатии к переживаниям индуктора, сочувствия, стремления понять и разделить его проблемы. На второй стадии усиливается аффективная вовлеченность реципиента и присоединяется когнитивный компонент в виде интерпретации всех происходящих событий с точки зрения индуктора. На третьей стадии измененные аффективная и когнитивная сферы личности формируют патологическую мотивацию, что снижает волевые компоненты деятельности реципиента, нарушается регуляторная сфера; то есть происходит тотальное бессознательное отождествление реципиента с индуктором во всех сферах психической деятельности.

Характерологические особенности адептов в данном исследовании подтверждают данные А.А.Скородумова: эмоциональная неустойчивость, подчиняемость, высокий уровень тревоги, эгоцентризм, демонстративность, мечтательность, сензитивность, сочетающиеся с аффективной ригидностью. Также авторами отмечаются трудности выхода, затяжное течение, выраженные постпсихотические изменения личности при наличии преморбидных психопатологических особенностей, что перекликается с вышеприведенными данными Ю.И.Полищука.

Таким образом, при рассмотрении взаимоотношений между членами подобных групп остро встает вопрос об определении степени вины в случае совершения групповых противоправных действий. Мы считаем, что следует различать подчиняемость и патологическую психическую зависимость. Обычно патологическую психическую зависимость рассматривают во взаимосвязи с повышенной внушаемостью. Предполагается прямая корреляция между ними. Тем не менее, в последние годы в научной психолого-психиатрической литературе все больше встречается указаний на разведение понятий общая внушаемость, или гипнабельность, индивида и избирательная внушаемость. Иными словами, испытуемый, показавший повышенную внушаемость в специальных пробах, не обязательно оказывается более глубоко индуцированным религиозной идеей, чем индивид, показавший меньшую внушаемость. Тем не менее, юридически значимой является грань между подчиняемостью и патологической зависимостью, полностью нарушающей или ограничивающей способность индивида к осознанию и пониманию окружающей обстановки и смысла своих действий и произвольной регуляции своей деятельности.

В случае совершения адептами внеконфессиональных образований общественно опасного деяния и оценки такого индивида в отношении его способности к ОРД требуется распознать степень его психологической (или патологической) зависимости от руководителя группы (индуктора).

Нами предлагаются такие критерии патологической зависимости, как:

1) глубокая индуцированность религиозной идеей, охватывающей все личностные структуры реципиента;

2) наступление ее вследствие осознанной целенаправленной деятельности индуктора по вовлечению адептов в сферу своего влияния;

3) наличие преморбидных социально-положительных личностных черт, отсутствие агрессивности, жестокости, асоциальной направленности поступков в период времени до поступления в секту

Таким образом, мы считаем, что при наличии всех трех критериев подэкспертного следует экскульпировать, то есть диагностическим выводом экспертизы будет: ”Полная неспособность к ОРД”. Подобная точка зрения по отношению к религиозным адептам, но на основании только первого критерия, высказывается Ф.С.Сафуановым и Е.В.Макушиным: “Несомненно, что клинико-психологическая квалификация абсолютной идентификации реципиента с... индуктором не представляет затруднений для экспертной оценки поведения индуцированных лиц и влечет за собой экскульпацию обвиняемого, поскольку в этих случаях патологически изменяются практически все аспекты психической деятельности” (1995, с.201).

Возникает вопрос, по каким критериям решать вопрос о полной неспособности к ОРД или существенно ограниченной. Мы полагаем, что наличие второго и третьего критериев являются обязательными в обоих случаях. Дифференцировать степень способности к ОРД следует только по первому критерию (для этого очень удобны стадии формирования идентификации по Ф.С.Сафуанову и Е.В.Макушину).

Если общественно опасное деяние совершено над членом секты, находившемся в патологической зависимости от индуктора, то такое деяние следует оценивать, по нашему мнению, как совершенное над человеком в беспомощном состоянии, что отягощает вину тех, кто совершил ООД.

Предлагается следующая формулировка в отношении реципиента:

Существует ли у .................... психологическая зависимость от руководителя группы и какова ее степень?

Находился ли ....................... в беспомощном состоянии в интересующий следствие момент (указать какой)?

 

Васильева Н.В., Горьковая И.А. Судебная экспертиза и ее клинико-психологические основания. Балтийская педагогическая академия. Институт психологии человека им.Б.Г.Ананьева. Судебно-медицинская экспертная служба Санкт-Петербурга. Практическое руководство. По решению редакционной коллегии института психологии человека БПА. - Санкт-Петербург, 1997