Признаки и критерии оценки деструктивности религиозной организации и использования ею психологического насилия

Признаки и критерии оценки деструктивности религиозной организации и использования ею психологического насилия

(С использованием информации из: Волков Е. Н. Экспертно-справочная информация о феномене скрытого психологического насилия, выражающегося в целенаправленном установлении отдельным лицом или группой лиц незаконного контроля над сознанием и жизнью других личностей без их добровольного и осознанного согласия. - Нижний Новгород, 1996.).

Конституцией Российской Федерации гарантируется свобода вероисповедания. При этом на территории России действует множество традиционных и нетрадиционных религиозных организаций, не являющихся деструктивными. Поэтому появляется проблема правильной идентификации религиозной организации, оценки ее характера. Оценить деструктивность культа и наличие в его деятельности психологического насилия можно по следующим общим для некоторых деструктивных религиозных организаций признакам и критериям.

  1. Характер лидерства:
    • есть ли претензии на "харизматическое" лидерство: провозглашение божественности или исключительных мудрости, могущества или духовности, требование беспрекословного согласия с властью и привилегией;
    • характер подчинения руководству: даже если лидер производит серьезные изменения в определенной идеологии, от последователей ожидают, что они соответственно приспособят свои взгляды, демонстрируя таким образом свою верность лидеру (группе лидеров);
    • строгая обязанность подражать лидеру;
    • есть ли документы, удостоверяющие личность лидера (рекомендации, наличие прошлых криминальных историй);
    • практикуется ли открытость к обратной связи, есть ли сдержки и противовесы власти лидера (лидеров).
  2. Характер и структура доктрины:
    • наличие "внутренних" доктрин (только для использования внутри культа) и для внешнего окружения (только для других, фасадные, чисто рекламные);
    • формулируется ли в той или иной форме убеждение, что "цели оправдывают средства", и что любое действие приемлемо постольку, поскольку оно способствует достижению целей группы;
    • индоктринация тоталитарного мировоззрения (синдром "мы/они"), приводящего к преобладанию групповых целей над индивидуальными и к одобрению (оправданию) аморального поведения при претензиях на добро;
    • утверждение, что верования группы представляют собой абсолютную истину, и они выше мирского закона; внушение, что членство в группе дает доступ к особым силам и привилегиям.
  3. Характер создания и поддержания членства в группе:
    • активная и пассивная вербовка, включающая в себя разнообразные виды обмана, в том числе агитацию и сбор средств при скрываемых целях и без полного раскрытия использования техник контроля сознания, использование "фасадных групп" (своего рода "потемкинских деревень");
    • использование манипуляции, включая: создание атмосферы секретности и элитарности (элитарная ментальность), проведение ритуалов посвящения (включающих меры предосторожности), поддержание чувства исключительности, манипуляции посредством чувств страха и вины;
    • использование техник контроля сознания: провоцирование у личности эмоциональных пиков и спадов, создание ситуации отчуждения (отделение от семьи, друзей и общества), изменение в ценностях и замещение их культом как новой "семьей", наличие фактов постепенных или резких личностных изменений, необъяснимых только самостоятельной активностью данного человека;
    • внушение, что чувства выше мыслей (эмоции, инстинктивные ощущения, интуиция и тому подобные рассматриваются как более заслуживающие доверия, чем рациональные умозаключения), постоянное манипулирование чувствами рядовых участников со стороны лидера и других культистов;
    • разрыв связей с прошлым (семьей, друзьями, целями, интересами), изменения в целом во временной ориентации (счастье обещается только через хорошее внешнее поведение, как оно навязывается группой);
    • постоянная клевета на критическое мышление, характеризующая ум, рациональное мышление и умственную деятельность как нечто чуждое или пагубное для культиста;
    • ограничение свободы выхода из культа с помощью индоктринации различных фобий (фобия на выход из культа, боязнь "внешнего" мира, боязнь сверхъестественных санкций за отступничество от культа) и психологической, а иногда и физической изоляции члена группы, желающего выйти из культа, как в самой группе, так и от иного социального окружения;
    • внушение взгляда на мир с позиции поляризованности (культ- хороший, мир вне культа - плохой);
    • создание прямой и скрытой зависимости (психологической, физической, финансовой) и наличие эксплуатации адептов культа его лидерами;
    • отсутствие у адептов возможности задавать вопросы и получать на них полные и точные ответы.

Миссионерский Отдел Московского Патриархата Русской Православной Церкви
Информационно-аналитический вестник № 1
Изд-е 2-е, переработ, и дополн.
Белгород, 1997. - 459 с.